Оскорбляются ли чувства верующих?

Чуть более недели назад в Санкт-Петербурге состоялся пикет против закона об оскорблении чувств верующих (статья 148 УК РФ). Некоторые пикетчики назвали себя священниками «Апостольской православной церкви». В руках они держали плакаты с надписями типа: «Чувства верующего оскорбить невозможно», «Бог поругаем не бывает» и проч. Людей собралось совсем немного, можно было и не заметить подобный микропикет, но алчные до всяких протестных акций СМИ тут же распространили новость по всевозможным каналам. Дескать, вот продвинутые питерские священники ничем таким не оскорбляются, а кондовые православные все продолжают выдумывать какую-то ерунду об «оскорблении» их чувств.

Тему активно обсудили на некоторых блогах, со всеми обычными «за» и «против». Инцидент в очередной раз показал, что данный вопрос продолжает быть актуальным, вызывает разные мнения, и требует серьезного обсуждения в церковной среде. К сожалению, тезис «Бог Сам постоит за Себя» приходится слышать не только от неканонических священников Петербурга, но и от многих наших церковных людей.

* * *

Итак – можно ли оскорбить чувства верующего? Когда я слышу этот вопрос, приходит на ум следующая ситуация. Если при мне будут поносить моего земного отца, какова должна быть моя реакция? Допустим даже, что отец еще в силах, и сам может покарать обидчика – буду ли я хладнокровно молчать, никак не реагируя на оскорбления моего родителя? Вряд ли нормальный человек в таком случае останется безучастным. А что же говорить о хуле на Отца Небесного, Которого мне заповедано любить больше отца земного? Неужели моим ответом станет равнодушное молчание? Конечно, далеко не всякий случай богохульства требует привлечения именно к уголовной ответственности. Есть очень разные ситуации. Но сам принцип «невозможности оскорбления чувств верующего» ошибочен даже в такой, простейшей нравственной оценке.

На тезис «невозможности оскорбления чувств» можно взглянуть и с антропологической точки зрения. Оставим сейчас чувства верующего и спросим про обычные чувства любого человека – можно ли их оскорбить? Конечно можно! Вообще, значение глагола «оскорбить» словарь Ушакова определяет как «крайне унизить, обидеть, причинить моральный ущерб, боль кому-чему-нибудь». Относится ли данный глагол к чувствам вообще? Несомненно. Вряд ли стоит доказывать, что чувствам можно причинить боль. А теперь вновь соединим словосочетание «оскорбить чувства» с личностью верующего человека. Неужели у верующего, кроме духовного чувства, нет и обычных, душевных чувств по отношению к своей вере? Есть, и они могут быть унижены, оскорблены. Верующему любой религии естественно испытывать боль, когда у него на глазах попирается самое святое в его жизни.

* * *

Если говорить конкретно о христианстве, то Священное Писание уж точно нигде не говорит, что издевательство над святыней надо молчаливо попускать под видом «любви» и «неосуждения». В Ветхом Завете богохульника побивали камнями (см.Лев.24,10-16). В Новом Завете апостол Павел пишет, что противящихся здравому христианскому учению необходимо обличать, а упорным противникам веры заграждать уста (см.Тит. 1,9-11). Да, о заявлениях в милицию в новозаветных текстах ничего не сказано, но в то же время, равнодушие христианина к хуле на христианское учение также исключается. Какая-то реакция, с оглядкой на ситуацию, должна иметь место. Как пример можно вспомнить поступок Священного Синода в отношении богохульника Льва Толстого.

Очень важный для нашей темы эпизод дает книга «Апокалипсис». В 13-й главе описывается зверь с семью головами и десятью рогами, выходящий из моря. Церковные экзегеты традиционно видят в нем личность антихриста. Тайнозритель указывает, что на головах зверя были имена богохульные… и даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно… и отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе (Отк.13:1, 5, 6). Антихрист, которому с удовольствием поклонятся все, живущие на земле (см.Отк.13,8), будет великим богохульником. Он похулит не только Самого Бога, но и жилище Его (Церковь и святых), а также живущих на небе (ангелов). Самое поразительное, что подобное кощунство уже никого не оскорбит – ведь сказано, что большая часть людей добровольно поклонится антихристу, говоря: кто подобен зверю сему? (Отк.13,4).

Очевидно, тогда уже всех все устроит, ибо люди будут к этому подготовлены. Хула станет обычным делом, к ней вполне привыкнут. Вначале по фальшивому снисхождению к грешнику, «по любви». Дескать, Бог ему судья, пусть говорит что хочет, а мы должны терпеть и «молиться за него». Возможно, впоследствии право на кощунство получит юридический статус, а потом закрепится как некий параллельный вид религиозности. «Можно хвалить Бога, а можно и хулить Его. Какая разница? Я свободен в своих желаниях, а верующие пусть не обижаются. Они вот и сами признают, что их чувства оскорбить невозможно». Подобный образ мыслей будет в тренде, и богохульство станет нормой.

Жутко? Еще как. А ведь мы сами приближаем это страшное время своей легкомысленностью и… теплохладностью. Потому что кто сильно любит, тот сильно и ревнует. Отстаивание права на хулу и всякого рода сюсюканье с кощунниками обличает нас в отсутствии подлинной любви к Богу и святости. Уверен, что убиенный священник Даниил Сысоев никогда не потерпел бы рядом с собой богохульство. Также, никто из современных нам старцев и опытных духовников не предложил «попить чаек и поговорить» со скандально известными девицами, плясавшими в главном храме страны. Кто любит Господа, не может быть снисходителен к поношению Его. Да, понятно, что жесткая риторика Иосифа Волоцкого или Феодора Студита в отношении еретиков и богохульников сегодня уже не всегда уместна – но как тысячу лет назад, так и сейчас грех разлагает общество изнутри. А самый страшный из них – открытое издевательство над святыней, глумление над Богом и верой в Него.

* * *

Конечно, в разговоре на эту тему можно открыть Писание и на других страницах, и подойти к вопросу с иных сторон. Здесь еще не все понятно – что именно расценивать как нарушение статьи, и какие меры вообще могут быть уместны или неуместны. Дискуссия допустима и необходима. Но равнодушие – недопустимо. А слова о «невозможности оскорбления чувств» — это и есть маска равнодушия, да еще и одеваемая сразу на всех верующих без разбора. Я, по крайней мере, носить эту маску не согласен. Надеюсь, что и вы тоже.

Все новости раздела




Новости митрополии

Священнослужитель принял участие в заседании Совета по делам национальностей Ульяновской области

Священнослужитель принял участие в заседании Совета по делам национальностей Ульяновской области

В Доме дружбы народов прошло заседание Совета по делам национальностей Ульяновской области под председательством начальника департамента национальной политики Сергея Миронова.

На большом экране показан фильм епархиальной съемочной группы «Наша общая Победа»

На большом экране показан фильм епархиальной съемочной группы «Наша общая Победа»

Вечером 21 июня в кинотеатре «Синемапарк» (ул. Московское шоссе, д.108) прошел первый открытый показ документального фильма «Наша общая Победа», посвященного бессмертному подвигу советского народа в Великой Отечественной войне.