Церковь означает похороны?

Весь христианский мир празднует в эти дни победу над смертью. Мы поздравляем с этим событием друзей и знакомых и чувствуем свою и их причастность к этой благой вести. Удивительное ощущение сопричастности Вечности и всеобщему единению. Как у Шиллера в “Оде к радости”:

Радость, пламя неземное,

Райский дух, слетевший к нам,

Опьянённые тобою,

Мы вошли в твой светлый храм.

Ты сближаешь без усилья

Всех разрозненных враждой,

Там, где ты раскинешь крылья,

Люди — братья меж собой.

Но очень-очень многие наши ближние лишены этой радости. До них не доходит ее свет, хотя, казалось бы, редкая семья в наши дни обходится без куличей и крашеных яиц. Я знаю многие татарские семьи, которые так же в эти дни приобщаются к православной традиции, пусть и внешне. Но часто люди крещеные, формально православные, оказываются дальше от всеобщей радости, чем их исповедующие другую веру соседи!

Меня попросили почитать лекции школьникам 10-х классов. Приходят живые, любознательные дети, видно, что много занимаются и много знают. Интересуются будущей профессией. В общем, впечатление о себе оставляют однозначно положительное. По ходу нашего занятия я предлагаю им найти ошибки во фразах и заголовках, почерпнутых в Интернете и СМИ, и исправить их. Ошибки самые разные, но большинство из них на паронимию (близкозвучные слова, имеющие разное значение). Скажем, «гормональный фонд» или «литургический сон». Тут они хором отвечают, что гормональный, конечно, фон, а сон – летаргический. А что такое «литургический», спрашиваю. «А такого слова нет», - слышу дружный ответ. Кто-то один обычно сомневается: «Да нет, есть вроде…» Но на вопрос, что оно означает, ответить не может. В другом классе я услышала: «Есть такое! Что точно означает – не скажу, но что-то связанное с похоронами». Да нет, говорю, что вы, наоборот дело очень даже радостное. И в общих и простых словах объясняю, что это. «Ну вот, - настаивает школьник, - церковное же! и я говорю – с похоронами связано!» Одноклассники одновременно и восхищаются неожиданными познаниями сотоварища, и хихикают. Церкви в их жизни, очевидно, нет…

Вспоминаю себя в их возрасте. Я тогда точно не знала слова «литургия». И я тоже считала, что церковь – это про смерть. Но тогда вся церковная жизнь была глубоко на периферии жизни общественной… А теперь? А теперь у моих ровесников выросли дети – и в их сознании ничего не изменилось. Они отвечают на вопрос так же, как ответили бы их родители тридцать лет назад…

Практически ничего из этой сферы не знают и мои первокурсники-филологи, вчерашние школьники по сути, которым я читаю старославянский язык. Читать старославянские тексты с ними трудно: эти тексты – на 95 процентов из Священного Писания, о котором студенты имеют очень смутное представление. Особенно почему-то в этом году не повезло царю Ироду. Я рассчитывала, что рождественскую историю о Вифлеемской звезде должны уж хоть как-то краем уха слышать все. Но нет. Читаем: Тогда Ирод… Первое слово перевели, на втором запнулись. Оказалось, никогда не слышали это имя, даже в качестве ругательства. Вроде рассказала, но они забыли к концу семестра, и вот уже в задании выписать и разобрать формы глаголов из отдельных предложений выписывают «иродъ» и обозначают его как форму простого аориста (одна из форм прошедшего времени). Славянизмы вымываются из современного русского языка, оставляя после себя пустыню. Апостол Петр с другими учениками Христа отправился ловить рыбу (Ин 21), но они ничего не поймали. Наутро явился им Иисус и посоветовал: ввéрзите мрéжу о деснýю странý корабля́ и обря́щете. Из этого совета студенты поняли только слово «корабль»… «Вы ввергаете меня в изумление», - пыталась подсказать им я. «Что мы делаем?» - тревожно спрашивали они.

Последние остатки высокого стиля уходят, их место занимает бывший средний стиль – тот регистр, которое наше поколение привыкло воспринимать как литературно-нейтральный, а сейчас он, верно, кажется устаревшим и выспренним. Место среднего стиля занимает низкий. А на его место, в свою очередь, хлынуло бывшее языковое отребье, включая мат…

Я сужу о накопившихся проблемах с той точки зрения, которая мне ближе, - с точки зрения языка. Но надо помнить, что язык не только отражает то, что творится в головах, но и, согласно теории лингвистической относительности, в чем-то направляет наши мысли.

Сейчас очень много дискуссий вокруг Церкви: какое место она должна занимать в общественной сфере. Нужно признать, что с обеих сторон в них часто принимают участие люди не самые компетентные – и уж точно не самые выдержанные. Суть вопроса часто подменяется частностями. И картина вырисовывается весьма неприглядная. Боюсь, однако, пока мы спорим, мы упустим главное и пройдем какую-то точку невозврата… Вернее, как раз возврата – к прошлому. Вопрос только в том: к какому именно прошлому?

Помните, чем заканчивается великий грузинский фильм «Покаяние»? Замечательным диалогом. «Скажите, эта дорога ведет к храму?» - «Нет. Это улица Варлама. Она не ведет к храму». – «Тогда зачем нужна эта дорога, если она не ведет к храму?»

Улица Варлама оказалась проторенным путем, на котором мы все еще топчемся…

Все новости раздела




Новости митрополии

Празднование Рождества Пресвятой Богородицы

"Если мы любим Матерь Божию, если мы любим Господа, то значит мы должны отдать им самое дорогое, что у нас есть –нашу жизнь, наше сердце."

В Симбирске открылась православная выставка

19 сентября в Торгово-развлекательном центре «Спартак» (ул. Железной дивизии, д.5б) открылась выставка-ярмарка «Православная седмица». Открытие возглавил протоиерей Дмитрий Фомин, секретарь Симбирской епархии. После молебного...