Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Летопись крестного хода. Нафанаил.

  Чуфарово.  Дороги к Чуфарово нет. От асфальта остались только бугры и ямы, будто несколько лет эти места усердно бомбили, чтобы никто не сумел в эти края добраться.

      Отец Игорь Пашенцев, бывший военный, выстроив за собой свою деревенскую рать-паству, шел навстречу сильно хромая, опираясь на высокий деревянный посох.  Очень рад батюшка, принимал сердечно, служил перед святым образом усердно.  После молебна, всенощную, потом читал акафист, а с четырех утра опять в церковь и они молились с бабулями до утра, и затем служил рано-рано обедню, потому что уходили мы из его прихода в 9 утра.   

     В этом далеком чувашском селе, в стороне от областной трассы, рядом стоят два старых храма.  Святителя Николая (был зимний) и Троицкий (летний). От Троицкой церкви остались только разваленные, красные стены, будто обожженные в огне десятилетий потрясений и гонений на церковь.  Но ни в внутри развалин, ни вокруг, нет ни соринки, даже полы – уцелевшая старинная мозаичная плитка, вымыта начисто.    В зияющие проемы, кричащие перекошенные «рты»,  заглядывают ветви берез, под куполом, прямо над алтарем!  воркуют две голубки, будто  только слетевшие с места над царскими вратами…   На уцелевшей местами штукатурке, видно, что купол был окрашен голубым, небесным цветом.  

    Пришли в разоренный храм  Святой Троицы с Анной Михайловной Шкаликовой (в девичестве Одрова), ей 90 лет, старожилкой села: «Этот храм много позже построили, тот, Никольский старее.  Но этот больно красивый был, хороший».  Показывает , что весь храм был засыпан землей и внутри и снаружи, высотой в человеческий рост.  Тележками, тракторами увозили, чистили всем селом.  Старушка плохо понимает по-русски.  И я взял с собой «толмача-переводчика», нашего водителя Ивана, он помогает нам общаться.  «Когда училась в школе, нам всем насильно велели таскать туда большие иконы!  Я прибежала домой, сказала маме, она прятала иконы. Из них, у кого нашли,  сделали из икон парты и скамейки в школу! Хорошие были иконы, большие новые, красивые! Стулья делали! Вот такие власти были! Э-э-э-эх! А крестики не велели, мы спрятали, в карман положили, она горько плачет, слезы текут по ее щекам, вытирает платком,- Раскулачили нас еще потом. Отобрали коровы, лошади и печеный хлеб даже взяли! Потом выгнали нас на дорогу, дождик льет, нас боялись люди у дома даже разрешить посадить. Ночевали в овраге.  Дед нас забрал в Городище, к себе, маму с четырьмя детишками.  Но  потом за это дедушку забрали, посадили, три года сидел в лагере. Вернулся. Он голодал, и ему срок убавили.  Страдали сильно, говорить уж не умею, простите. Папа в Сталинграде воевал, там погиб.  Много не был там, сразу убили, связист был он. Да, были мы в Волгограде, видели его могилку.  Братская могила. Село Тубувка. А муж воевал, тоде недолго. Раненый пришел, пожил еще».  Спрашиваю: «Как живете здесь?» «Как? Хорошо, город не люблю, нет. В городе дом даже давали, но не хочу.

               Из рассказа отца Игоря, на приходе он с 2009 года, до этого служил в Большом Нагаткино:

  «Храм Святой Троицы поставила вдова Ивана Куроедова, когда муж умер. Именно его описывает С.Т.Аксаков в книге «Детские годы  Багрова-внука», он говорит – видно на бугре два храма с зелеными куполами. Один старый, другой новый, еще не освященный. Потом его освятили, люди здесь молились, а неблагодарные потомки его развалили!» Настоятель сумел добиться, чтобы в Троицкий храм частично вставили окна (алтарь и богослужебное помещение), но с крышей вопрос никак не решается. Просит администрацию района собрать предпринимателей, чтобы он мог перед ними выступить с просьбой, убедить их помочь, но администрация уже второй год обещает собрать такое собрание, но не делает даже этого!   «Хотя на сабантуи и акатуи вываливают по четыреста тысяч! Эти праздники никому не нужны, потому что напиться люди и так напьются, а на этих праздниках только и делают, что спаивают людей!»     

    Отрывок из книги С.Аксакова: «Мы рано выкормили лошадей в слободе упраздненного городка Тагая и еще засветло приехали в знаменитое тогда село Чурасово. Уже подъезжая к нему, я увидел, что это совсем другое, совсем не то, что видал я прежде. Две каменные церкви с зелеными куполами, одна поменьше, а другая большая, еще новая и неосвященная, красные крыши господского огромного дома, флигелей и всех надворных строений с какими-то колоколенками -- бросились мне в глаза и удивили меня».

 

          Отец Игорь много занимается с детьми, и сам-то благо находится всегда на посту, как военный: живет то прямо в приходской школе. Поначалу было очень трудно, когда в первую зиму пришлось здесь зимовать, не было денег, чтобы дров купить, протопить дом.  Спал вместе с кавказской собакой,  Абреком, чтобы не замерзнуть.  Пес на редкость красив, гигантский, веселый, умница, силен, но добрый, ласковый.  Бегал с нами по поляне за приходским домом, игрался.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Симбирский крестный ход в Чуфарово.

Во славу Божию.

Все новости раздела




Новости митрополии

В Свято-Андреевский храм доставят образ апостола Андрея с частицей его святых мощей

В Свято-Андреевский храм доставят образ апостола Андрея с частицей его святых мощей

18 декабря в Свято-Андреевский храм города Ульяновска (проспект Сурова, д.4б) будет принесен образ святого апостола Андрея с частицей его мощей.

Священник посетил церемонию открытия выставки картин Людмилы Киселевой

Священник посетил церемонию открытия выставки картин Людмилы Киселевой

В рамках Всероссийской инклюзивной акции «Музей для всех» в Ульяновском музее «Симбирское купечество» (ул. Ленина, д.75а) открылась выставка работ художницы Людмилы Киселевой «Путь за пределы самой себя».