Не перепутать земное и небесное или оправдание стремления к добру

Обсуждение разных текстов Межсоборным присутствием интересно именно тем, что различные частные мнения в них являются попытками выразить общую мысль всей церкви. Сама дискуссия Межсоборного присутствия представляет собой одну из форм общецерковной рецепции обсуждаемых идей. Это не единственный "реактор" в котором кипит интеллектуальная жизнь церкви, зреют и выверяются  формулировки, уточняются позиции. Но среди других инстанций и механизмов христианской мысли он самый массовый, открытый и постоянно действующий. Важно, что идеи в этот орган могут приходить не только из кабинетов церковных иерархов или из залов соборов, но также с мест от клириков и мирян, не занимающих в церкви высоких постов и заметных позиций. Документ  "Экономика в условиях глобализации. Православный этический взгляд" впервые появился в экспертном сообществе общественной организации мирян - Всемирного Русского Народного собора. Поднятые в нем проблемы заинтересовали Межсоборное присутствие, которое еще в начале 2015 года инициировало работу по более широкому его обсуждению и осмыслению.
В рамках этого обсуждения хотелось бы высказать ещё несколько соображений. Они касаются некоторых особенностей восприятия документа обществом в том случае, если он будет предложен ему от имени от имени церкви.

Когда церковь обращается urbi et orbi (к городу и миру (лат.)), мир интересуется, прежде всего, причинами и целями обращения. Что и зачем сказано? Это то же самое послание о вечном, с которым церковь обращается к миру всегда, или церковь говорит о чем-то совершенно новом? Если церковь говорит что-то новое, то означает ли это, что она выпадает из привычной, занимаемой ею в вечности позиции в конкретные обстоятельства времени и места? Вопрос не так прост.

С одной стороны, церковь, конечно, должна отвечать на вызовы времени. С другой стороны, этот ответ должен соответствовать специфике и задачам церкви. То есть, ответ церкви на вызовы времени должен быть нужен, прежде всего, самой церкви, а не кому-то другому.

Вчитываясь в каждое обращение церкви к миру хочется верно  определить его общее направление: это призыв к восхождению от земли к небу или это снисхождение с неба на землю? Существует ли в принципе граница между земным и небесным в жизни церкви? Можно ли её определить с достаточной точностью в том или ином конкретном содержании? Вероятно, в каждом случае эту границу приходится проводить заново. Но на само её наличие в мире Священное Писание указывает с большой ясностью и определенностью. «Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира.» (От Иоанна 8:23) Та же тема звучит ещё в Ветхом Завете: «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших.» (Исаия 55:8-9)

Хотелось бы, чтобы мысли церкви всегда были бы мыслями Божиими, мыслями “от вышних”, чтобы в любом снисхождении к земному они не теряли бы из вида небесного. В таком настроении я впервые раскрыл текст под названием  "Экономика в условиях глобализации. Православный этический взгляд", вынесенный на обсуждение Межсоборным присутствием.

Само содержание документа не вызывает сомнений. Названные в нем общественные проблемы действительно актуальны. К их формулировкам нет серьезных претензий. Особенно радует отсутствие конкретных рекомендаций, призванных исправить ситуацию. Подобные рекомендации чреваты превращением высказывания на нравственную тему в политическую декларацию или даже в программу действий. Предметом размышлений стало не столько содержание, сколько оценка правомерности его высказывания именно от лица церкви. Некоторыми результатами этих размышлений хотелось бы поделиться.

Первым вопросом, возникающим в голове при чтении текста, является вопрос, а должна ли церковь вообще заниматься вопросами экономики?

Церковь испокон веков существует в любом обществе с любым политическим устройством и любой экономической организацией. Для самой церкви, поскольку она уже приспособилась к существованию в самых различных общественных и государственных условиях, вопросы экономики не носят принципиального характера. Но они могут стать (или не стать) областью проявления особых корпоративных интересов церкви как части общества или социального института. Следует с удовлетворением отметить, что в документе речь идёт не о более или менее благоприятных экономических условиях для деятельности церкви как особой организации. Речь идёт о чем-то более важном, хотя и не менее противоречивом.

Сущность этого противоречия выражается следующим вопросом:

Имеет ли значение характер экономической жизни общества для духовной жизни и спасения людей?

В своём предельном обобщении он звучит почти как парафраз основного вопроса философии. Определяет ли экономическое бытие человека его сознание, мировоззрение, религиозные убеждения и нравственность? Принципиальные идеалисты отвечают на него строго отрицательно. Но христиане стараются избегать крайностей абстрактного фанатизма, поэтому смягчают эту принципиальную позицию некоторыми оговорками. Духовная жизнь нуждается в свободе, свободе экономической, политической, личной и любой другой. Эта оговорка, не отменяющая основного принципа, но смягчающая его жесткость, звучит, например, в словах апостола Павла: «Каждый оставайся в том звании, в котором призван. Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся.» (1-е Коринфянам 7:20-21) Внешняя жизнь действительно предоставляет для внутренней духовной жизни бОльшие или мЕньшие возможности.

Но тогда оказывается, что церковь на самом деле заинтересована в усовершенствовании экономической, политической и прочей “земной” жизни общества именно с точки зрения задач самой церкви. В значительной мере этот интерес носит пасторский характер. Люди обращаются к церкви с вопросами об устроении правильной христианской жизни. Не всегда эта жизнь носит исключительно личный и частный характер. Значительная часть жизни каждого человека совершается на более широкой общественной арене. Церковь на страницах “Основ социальной концепции” не скрывает своей заинтересованности в одних элементах и нормах общественной жизни и заявляет о неприятии других ее сторон. Вместе с тем “Основы социальной концепции РПЦ” говорят не об участии церкви в политике или бизнесе в качестве особого политического или экономического субъекта, а о том, что церковь благословляет мирян на самостоятельное участие в этих сферах жизни.

Этот удивительный, не прямо, а каким-то косвенным образом выраженный интерес церкви к проблемам внешней нецерковный жизни неоднократно проявлялся и находил своё разрешение в различных опытах, оставивших след в ее истории. Сочетание позиций “от вышних” и “от нижних”, сочетания священного и профанного в отношении церкви к миру имеет множество оттенков. Крайние варианты этого сочетания проявились, например, в начале XVI. века в споре нестяжателей с иосифлянами. Обе противоположные позиции по-своему опасны и соблазнительны. Как писал Георгий Федотов, “если, созерцательная жизнь, когда она полностью оторвана от действия, подвергается опасности стать все более и более индивидуалистической, а вследствие этого безплодной и лишенной всякого влияния на мир, то активная жизнь, когда она не оплодотворяется изнутри, также вырождается, превращаясь в социальный гуманитаризм или в формализм, причем в обоих случаях от христианства не остается ничего, кроме одного имени” (Цит. по книге История русской святости. - М., 1996, с. 174).

Таким образом, призыв церкви исправить положение дел в мире имеет не столько социально-политическое, сколько духовно-нравственное и сотериологическое значение.

Кажется, ответ на вопрос, поставленный в начале размышлений, сложился. Высказываясь на темы экономики эпохи глобализации, церковь не играет в политические игры, а занимается своими собственными делами, соответствующими её природе и назначению. В этом высказывании она не фальшивит. Стремление быть актуальной, соответствовать “злобе дня”, отвечать на информационные поводы и вызовы времени не заставило церковь изменить собственной природе и “спеть не своим голосом”. Обращение к “земле”  не привело в данном случае к забвению о “небе”.

В заключение хочется высказаться об одной возможной опасности, связанной, если можно так выразиться, с избыточно духовным пониманием обсуждаемого текста.

Слово “глобализация”, вынесенное в заголовок документа, приобрело в христианском сознании ярко выраженный апокалиптический оттенок. Объединенный мир, в котором господствует общий порядок, в котором все страны играют по одним и тем же экономическим и политическим правилам, ассоциируется а порой и прямо отождествляется с картинами последних времен, описанными в “Откровении” Иоанна Богослова. В связи с этим движения антиглобалистов содержат в себе явную религиозную мотивацию и могут быть поняты как духовные религиозные движения. Не хотелось бы, чтобы православная церковь оказалась вовлеченной в связанные с этим словом политические процессы. Любая политика - дело времени а не вечности. Любой политический проект или действие - это голос “от нижних”, а не “от вышних”.

Для верующих активистов здесь есть ещё один соблазн. Поскольку предельным состоянием развития процессов глобализации многим явно видится апокалипсис, то активное противодействие этим процессам может рассматриваться в качестве священной войны, дела спасительного, богоугодного и оказывающего чудесное влияние на судьбы всего мира. Тут уже недалеко до составления политических программ по переустройству небесных планов бытия мира. При всей увлекательности задачи лозунг “превращения апокалипсиса в апокатастасис” - дело совершенно безнадежное и никакими политическими человеческими средствами не выполнимое. Но людей, увлекающихся подобными идеями, отделяет от богоборчества совсем малое расстояние, порой всего один шаг. 

Вообще некритичное смешение небесного и земного в практической и особенно политической жизни ведёт, скорее, к духовным падениям, чем к взлетам. Остается только молиться о духовной трезвости активных деятелей и надеяться на то, что, возгреваемое религиозными мотивами деятельное стремление к добру, не приведёт в итоге к умножению зла и в этой противоречивой области человеческого творчества.

Все новости раздела




Новости митрополии

В Симбирске почтили память погибших в трагедии в Керчи

В Симбирске почтили память погибших в трагедии в Керчи

Особые молитвенные прошения были вознесены за Божественной литургией в Спасо-Вознесенском кафедральном соборе, которую возглавил митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий.

В Симбирск принесен ковчег с частицей мощей святителя Луки

В Симбирск принесен ковчег с частицей мощей святителя Луки

Вечером 18 октября по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Спасо-Вознесенский кафедральный собор города Симбирска был принесен ковчег с частицей мощей святителя Луки, архиепископа Крымского