Тяжела ты, шапка Мономаха!

Признаюсь, что одним из поводов взяться за перо для меня стали предшествующие публикации в «Православном Симбирске» на тему столетия революции. В своём интервью в №2 газеты за 2017 г. преподаватель УлГПУ Василий Александрович Дронов называет в качестве причин революций 1917 года незавершенность реформы Столыпина, бедствия Первой мировой войны и ошибки императора Николая II в управлении страной. В ответ на это, казалось бы, довольно привычное и не выражающее исключительно авторскую позицию мнение в следующем номере газеты появилась статья иерея Андрея Козловского "Кто кинет камень в государя?" В своей статье отец Андрей приводит аргументы в пользу того, что святой царь Николай, канонизированный Русской православной церковью в лике страстотерпцев, сделал все возможное и зависящее от него для спасения страны в годы великих испытаний. Поэтому личность государя должна быть исключена из числа причин, вызвавших революцию. Хочется высказать несколько соображений по поводу этого различия в мнениях. Не могу согласиться с Василием Александровичем в том, что причиной революций стала именно незавершенность столыпинской реформы. Скорее, наоборот. Реформа П.А.Столыпина, направленная на развитие капитализма в России, обострила противоречия в аграрном секторе страны. Тем самым одной из главных причин обеих революций стала не незавершенность этой реформы, а именно её успехи, те результаты, на которые, собственно, и рассчитывали реформаторы. Об этом подробно и на большом фактическом материале рассказывается, например, в книге С.Г.Кара-Мурзы «Ошибка Столыпина. Премьер, перевернувший Россию». Пожалуй, я также как и отец Андрей не готов "кинуть камень в государя", возложив на него вину за постигшие нашу страну бедствия. К революциям приводят, прежде всего, объективные предпосылки. А индивидуальные качества участников событий просто накладывают на них тот или иной личностный отпечаток. Сознавая всю неблагодарность размышлений в сослагательном наклонении, все-таки рискну утверждать, что даже если бы на русском троне в начале ХХ века находился человек с другим характером и складом личности, он вряд ли был бы в силах изменить сложившиеся общественные тенденции и сгладить обострившиеся противоречия. А значит, революционная ситуация все равно сложилась бы с фатальной неизбежностью. Как она разрешилась бы в представленной умозрительной гипотетической ситуации - это уже другой вопрос. Тут, как говорится в пословице, «бабушка надвое сказала». Но не будем забывать также о геополитическом и цивилизационном подходах к пониманию событий, о которых говорилось выше. Во все времена своей истории Россия находилась во враждебном окружении, которое оказывало на неё своё разрушительное давление независимо от того, кто в конкретный момент возглавлял страну или армию.

К размышлениям о трагической позиции монарха в истории вновь возвратило меня недавнее посещение театра, где посчастливилось увидеть драму А.К.Толстого «Царь Федор Иоаннович». Во время спектакля исторические параллели героя пьесы с судьбой последнего русского императора возникали в сознании сами собой помимо моего желания. Оба монарха канонизированы Русской Православной Церковью: Федор Иоаннович (память 7/20 января) как благоверный царь, а Николай Александрович (память 4/17 июля) в лике страстотерпцев. Оба государя отличались внешней мягкостью характера и высокими человеческими качествами. Обоим им потомки и даже современники предъявляли обвинения в безволии и слабости. После окончания правления того и другого царей Россия пережила большие общественные потрясения - смутное время начала XVII века и эпоху войн и революций в начале века двадцатого. Указанное сопоставление с настойчивостью приводит нас к мысли о том, что духовное совершенство монарха может быть вовсе не связанным с успешностью его правления. Возможно, справедливым окажется даже обратное утверждение о том, что личная святость человека на троне плохо согласуется с его обязанностями по управлению государством. Управление страной связано с необходимостью применения силы, подавления деструктивных и разрушительных тенденций, чревато неизбежным пролитием крови. Святому человеку особенно сложно находиться в ситуации подобного нравственного выбора. Мы не знаем тайны сердечных чувств, намерений и переживаний реальных исторических личностей, находившихся на русском престоле. Но автор драмы очень наглядно раскрыл зрителям душевные страдания своего героя, которому он горячо сочувствует. В последнем монологе царь Федор в отчаянии кричит не столько самому себе и слушателям, сколько небесам: «Князей варяжских царствующей ветви Последний я потомок. Род мой вместе Со мной умрет. Когда бы князь Иван Петрович Шуйский жив был, я б ему Мой завещал престол; теперь же он Бог весть кому достанется! Моею, Моей виной случилось все! А я хотел добра, Арина! Я хотел всех согласить, все сгладить, –  Боже, Боже! За что меня поставил Ты царем!»

Пожалуй, последние строчки этого мучительного монолога мог бы, не кривя душой, повторить и последний русский император. Так художественная правда искусства ещё раз подтверждает некоторые высказанные выше мысли об уроках Русской истории. Трагические противоречия истории невозможно разрешить, находясь на нейтральной позиции, пытаясь остаться в середине, над схваткой враждующих сторон. Их разрешение совершается только в ходе ответственного и трудного исторического выбора.

Протоиерей Дмитрий САВЕЛЬЕВ

Все новости раздела




Новости митрополии

Митрополит Анастасий возглавил престольные торжества обители во имя Архангела Михаила

Митрополит Анастасий возглавил престольные торжества обители во имя Архангела Михаила

21 ноября, в праздник Собора Архангела Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий возглавил служение Божественной литургии в монастыре Михаила Архангела села Комаровка.

Священнослужитель напутствовал выпускников МРУЦ

Священнослужитель напутствовал выпускников МРУЦ

В Ульяновском межвидовом учебном центре войск связи состоялся очередной выпуск курсантов.