Под святым омофором

Попробуем выйти на улицу любого российского города или села и, как любят это делать телевизионные журналисты, попросим первого встретившегося человека назвать один известный ему православный праздник. Почти наверняка мы услышим в ответ – Пасха. И это будет вполне справедливо, ведь Пасха – главный наш праздник, и не просто праздник, а «Праздник праздников и Торжество торжеств». Чуть-чуть усложним опрос и предложим прохожему назвать два православных праздника. Уверен, что к Пасхе прибавится Рождество. Ведь именно с Рождества начинается год, с Рождества начинается история Нового Завета и Христианской Церкви. Давайте пойдем дальше и поставим еще более сложный эксперимент – попросим назвать три православных праздника. Здесь, возможно, выйдет небольшая заминка, но и тут с большой долей вероятности можно предугадать: на третьем месте после Пасхи и Рождества окажется Покров – самый русский из всех православных праздников.

Русь приняла христианство почти через тысячу лет после создания Христианской Церкви, но именно она обогатила мировое православие и обильно пролитой мученической кровью, и высокими образцами церковного искусства, и богатейшим опытом святости и личного благочестия. Одним из вкладов Поместной Русской Церкви в общеправославный церковный календарь стал праздник Покрова Пресвятой Богородицы, который на Руси начали праздновать в XII веке, в то время как на его «исторической родине», в Византии, он стал известен не ранее XIII столетия. В память победы над волжскими булгарами, одержанной в 1164 году, Владимиро-Су- здальский князь Андрей Боголюбский установил два праздника в честь Владимирской иконы Божией Матери, перед которой он молился, начиная поход. Подходящие даты были найдены в уже известном на Руси Византийском церковном календаре: 1 августа – праздник в честь Всемилостивого Спаса и Пресвятой Богородицы – и 1 октября – в честь Покрова Божией Матери. Событие, которое легло в основу праздника Покрова, произошло в начале X столетия (в 902 или 910 году) в Константинополе во время нашествия сарацин-мусульман. Армия иноверцев была прекрасно вооружена и во многом превосходила небольшой константинопольский гарнизон. Во всех храмах города непрерывно шли богослужения, тысячи молящихся просили Господа и Его Пречистую Матерь о заступничестве. Во время всенощного бдения во Влахернской церкви в четвертом часу ночи первого октября святой Андрей Юродивый (об этом рассказывается в его жи- тии) особым духовным зрением увидел стоящую на облаке над городом Пресвятую Деву, окруженную сонмом ангелов и святых. В руках Богородица держала снятый со Своих плеч плат – омофор, простирала его над городом, как бы покрывая и защищая Константинополь. Другим свидетелем чуда стал еще один находившийся во Влахернском храме человек – ученик Андрея Юродивого святой Епифаний. Андрей и Епифаний рассказали о своем видении молящимся во Влахерне, и вскоре весь Константинополь говорил о заступничестве Богородицы. Уверенные в своем спасении от беспощадных сарацин люди с радостным облегчением увидели наутро отступающее сарацинское войско. История чудесного избавления Константинополя вошла в Византийские хронографы и стала известна по всему христианскому миру. Русская Церковь была первой среди Православных Церквей, в которых было установлено празднование Покрова. Возможно, это связано с тем, что святой Андрей Юродивый, первым увидевший молящуюся Богородицу, считался русским жителем Константинополя.

Только десятилетия спустя Покров Пресвятой Богородицы стал праздноваться в самой Византии. Но ни там, ни в какой другой поместной Церкви Покров не празднуется так торжественно и широко, как в России. Богослужебный чин праздника Покрова наполнен яркими выразительными песнопениями, отражающими надежду отчаявшегося человечества на помощь Божией Матери: «О великое заступление печальным еси, Богородица чистая, скорая помощнице, спасение мира и утверждение, милости пучина, Божия мудрости источниче. Миру Покров воспоем, вернии, светлый омофор Ея хваляще неизреченно. Обрадованная, радуйся, с Тобою Господь, подаяй миру велию милость». Покров как ясный символ заступничества сделался праздником очень любимым в народе. В честь Покрова Божией Матери часто освящались храмы. Самые известные из них – храм Покрова на Нерли, построенный князем Андреем Боголюбским в 1165 г., и московский храм Покрова на рву, более известный как храм Василия Блаженного, построенный в средине XVI века в честь взятия Казани. Тысячи других храмов, освященных в честь Покрова, разбросаны по всей Руси. И в самих названиях наших городов и весей – Покров, Покровское, Покровка – звучит напоминание о том, что мы здесь – родные Божией Матери, живем не сами по себе, а под Ее Пречистым и Всемилостивым Покровом. Символика Покрова весьма своеобразно отразилась в народной смеховой культуре. К началу октября обычно заканчивались осенние сельскохозяйственные работы. После Покрова в русских деревнях игрались свадьбы. И даже сейчас в иной деревне можно встретить веселую старушку, которая вместе с церковным тропарем празднику пропоет вам такое, например, произведение народного творчества: «Мать Пресвятая Богородица, покрой землю снежком, а меня женишком». Покров Пресвятой Богородицы стал одним из излюбленных иконографических сюжетов. Интересно заметить, что ни в Греции, ни в других православных землях нет такого изобилия икон Покрова, как в России. В иконописном пространстве действие разворачивается в двух планах: на земле, в самом Влахернском храме, где изображается святой Андрей, указывающий Епифанию ввысь, и в отверстых небесах, где на облаках, окруженная неземным сиянием, стоит Пресвятая Дева и сонм святых. На иконе Покрова рядом с Андреем и Епифанием обычно изображается облаченный в диаконский стихарь святой Роман Сладкопевец, память которого также празднуется 14 октября. По церковному преданию, святой Роман Сладкопевец (VI век) служил диаконом в соборе святой Софии в Константинополе и отличался необыкновенной любовью к Пречистой Деве. Не обладая никакими особыми талантами, Роман постоянно подвергался насмешкам сослужащего духовенства за свое невнятное чтение. Однажды в праздник Рождества Христова Роман был даже отстранен от службы, книга, по которой читались молитвы, была передана другому чтецу. Но, как свидетельствует Священное Писание, «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать»(Иак. 4:6). Опечалившийся Роман горячо молился Божией Матери о помощи в постижении сложной науки церковного чтения и пения. Ночью во сне ему явилась Сама Богородица и передала некий свиток (по-гречески «кондакион»), который Роман как бы съел. На следующий день во время богослужения, когда подошла его очередь, Роман неожиданно запел кондак необыкновенной красоты и выразительности: «Дева днесь Пресущественнаго рождает...» Это песнопение вошло в богослужебные книги и стало кондаком праздника Рождества Христова. Впоследствии Романом Сладкопевцем были написаны другие церковные песнопения (кондаки и икосы), он стал одним из самых знаменитых гимнографов в истории Константинопольской Церкви и византийской литературы. А верующий народ почитает святого Романа Сладкопевца не столько за его литературные труды, сколько за безграничное доверие и горячую любовь к Неустанной Заступнице рода хpистианского. Благоговейное отношение православных христиан к Божией Матери, постоянная готовность Богородицы прийти на помощь всем терпящим бедствия выражается в чрезвычайно большом числе чудотворных икон, многие из которых имеют очень проникновенные названия: «Взыскание погибших», «Утоли моя печали», «Умягчение злых сердец», «Всех скорбящих Радость». Множество разнообразных богородичных икон можно встретить в каждом храме и каждом доме, где живут православные. Казалось бы, зачем так много, ведь Божия Матерь одна? Ан нет, хочется помолиться и перед Владимирской, и Казанской, и Донской иконами. Нам ведь недостаточно иметь только одну материнскую фотографию… Нам дороги альбомы, где мама молода и уже в возрасте, где она смеется, чем- то опечалена, держит меня, ребенка, на своих сильных и нежных руках… Мы знаем, что Богородица не только Мать Господа нашего Иисуса Христа, но и Мать каждого верующего в Иисуса человека. Она радуется нашим редким добродетелям и огорчается от наших нескончаемых грехов. Несмотря на эти неизбывные грехи, Она не судит нас строго и всегда приходит на помощь каждому, кто обращается к Ней с искренней, пусть иногда и неумелой, молитвой. Опытные люди советуют не особенно воцерковленному человеку, например, молодому парню, отправляющемуся в армию, вытвердить назубок одну единственную коротенькую молитву: «Богородица Дево, радуйся». Прочитать ее сто пятьдесят раз в день – значит оградить себя от всех бесовских происков, злых людей, роковых ошибок. Но если и не сто пятьдесят раз, то хоть пятьдесят, или десять, или один раз… Горе и беда всегда где-то рядом. Но ведь и Божия Матерь тоже всегда рядом с нами. Поэтому, пока стоит Православная Церковь и Русская земля, не смолкнут перед иконами Царицы Небесной слова акафиста: «Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофоpом...»

Потоиерей Александр НУШТАЕВ

Все новости раздела




Новости митрополии

В Спасском монастыре прошел круглый стол по вопросам сохранения древних монашеских традиций

В Спасском монастыре прошел круглый стол по вопросам сохранения древних монашеских традиций

В Спасском монастыре в рамках Международных Рождественских образовательных чтений прошел круглый стол на тему «Древние монашеские традиции в условиях современности».

В УГСВУ прошла секция «Церковь и армия» в рамках МРОЧ

В УГСВУ прошла секция «Церковь и армия» в рамках МРОЧ

В расположении шестой роты Ульяновского Гвардейского Суворовского военного училища состоялся круглый стол на тему «Церковь и армия: роль духовности в формировании личности воина».